Архив журналиста

2101   -
Как Украине стать менее коррумпированной? Одним из методов является люстрация, то есть изгнание коррумпированных чиновников посредством массовых антикоррупционных кампаний. А что если проблема заключается не в одних лишь испорченных людях, но в пагубных стимулах и институтах? Что если отобрать честных и способных людей на смену старым не так просто? В этом случае люстрация не решит проблему. И история массовых антикоррупционных кампаний и люстрационных усилий, призванных искоренить коррупцию, не слишком-то обнадёживает.

Уголовное преследовение зачастую избирательно и обрушивается на политических оппонентов, вместо одинакового отношения ко всем случаям, потому часто подобные кампании быстро скатываются в политически ангажированную лихорадку по дележу государственной добычи. Результатом подобных изгнаний может стать замена одних сторонников определённой политической силы на других её сторонников, но не перемены коррупционной природы самой системы. Коррупция сохранится.

Ключевой проблемой антикоррупционных кампаний и люстрации является то, что они дают полномочия государственным прокурорам, у которых есть свои политические стимулы. Для чего у прокуроров нет стимула, так это для уголовного преследования тех, кто их назначил или работает с ними в одной структуре, зато есть очевидный стимул для преследования политических оппонентов. В демократических обществах такие кампании редки, зато являются типичными для коммунистических и посткоммунистических государств. Традиционно они применялись с целью устранения политических конкурентов в момент прихода к власти новой политической силы. Словом, если проблемой является сама государственная бюрократия, её решение путём наделения бюрократов властью пожалуй обречено на провал.  




Выбрось люстрацию в мусорный бак. Дай власть народу.



Альтернативным подходом к искоренению коррупции является наделение властью не назначенных политически ангажированных прокуроров, а людей. Одним из способов реализации этого подхода в демократических обществах является предоствление гражданам полномочий самостоятельно инициировать уголовные дела по "коррупционным" статьям, пользуясь так называемыми исками "куи-там" (qui tam). "Куи-там", что является сокращением латинского выражания "qui tam pro domino rege quam pro se ipso in hac parte sequitur" (тот, кто судится по этому делу как в интересах короля, так и в своих собственных), позволяет гражданам подавать иски от имени государства.

Иски "куи-там" особенно эффективны в делах, в которых проблему представляет само государство. В США они применяются в делах о коррупции федеральных властей на основании "Закона о неправомерных претензиях" (the False Claims Act). Когда деньги украдены у государства, нередко при содействии госчиновников, "куи-там" предоставляет частным лицам или общественным организациям механизм подачи иска от имени государства о привлечении к ответственности виновных и возврате украденных денег.

Нормы "куи-там" ослабляют стимулы чиновников идти на коррупционные действия, смещая равновесие власти в сторону общественного интереса в двух важных аспектах.

Во-первых, они наделяют частных лиц прокурорскими полномочиями в коррупционных делах. Поскольку иск может подать любой гражданин, у коррумпированного чиновника нет возможности подкупить прокурора, их просто слишком много. А поскольку уголовное производство не подчинено государственному обвинителю, политическая лояльность и личная порядочность прокурора не имеют значения. В принципе граждане могут начать преследование даже коррумпированного прокурора.

Во-вторых, законы "куи-там" как правило обеспечивают гражданам финансовое вознаграждение за эту опасную и затратную по времени работу. Большинство законов, предусматривающих "куи-там", дают гражданам право рассчитывать на получение процента от штрафа, наложенного на правонарушителя, или от суммы, их усилиями возвращённой государству. Это нечто наподобие вознаграждения, обещаемого за поимку преступников, разве что в случае "куи-там" граждане вознаграждаются не просто за поимку преступников, признанных таковыми государством, а за выявление определённых уголовных деяний и успешное привлечение за них к ответственности.

Эти суммы бывают достаточно существенны, настолько, что позволяют финансировать постоянно дейстующие антикоррупционные общественные организации. Но самое главное - стимул выявить и привлечь к ответственности усиливается пропорционально масштабу коррупции. Чем больше ты воруешь, тем у граждан больше стимулов тебя разоблачить, и тем выше вероятность быть пойманным и судимым. К примеру чиновник Минобороны платит подрядчику (который по чистой случайности оказывается его старым другом) 10 млн. долларов за поставку сухпайков, качество которых оказывается ниже указанного в контракте. Некий гражданин узнаёт об этом и подаёт иск "куи-там". Если судья сочтёт, что подрядчик (а возможно и чиновник Минобороны) обманули государство, подрядчику придётся возместить 10 млн. долларов, заплатить штраф и оказаться перед перспективой тюремного заключения, а общественная организация, подавшая иск получит 10% от 10 млн., то есть 1 млн. долларов.


Но подействует ли это на Украине?


Может ли подобный закон применяться на Украине, в стране переживающей экономический кризис, захват территорий и войну? Да. Стоит припомнить, что американский "Закон о неправомерных претензиях" был одобрен президентом Авраамом Линкольном в разгар гражданской войны в США в условиях, схожих с нынешними украинскими. Линкольну противостояли насквозь коррумпированная американская бюрократия, генеральный прокурор, которому он не доверял,  его же коррумпированные "сторонники", захват территорий и боевые действия со стороны южных штатов конфедерации. Эффективность военных операций была серьёзно подорвана проблемами со снабжением: подрядчики в сговоре с коррумпированными чиновниками прикарманивали государственные деньги, поставляя арми юнионистов низкокачественные и более дешёвое продовольствие, транспорт (мулов) и старую дешёвую аммуницию. Ввиду того, что Линкольн не мог положиться на госчиновников в том, что они будут надзирать сами за собой, посредством "Закона о неправомерных претензиях" он дал полномочия по искоренению коррупции гражданам, обеспечив вознаграждение за службу. В результате, он не только выиграл войну, но и заложил основы устойчивого, более эффективного и менее коррумпированного государства, дав гражданам право надзора за ним и инструмент обеспечения его честности. Ничто не мешает Украине сделать то же самое.

(перевод)

источник

________________________________________________

Комментарий переводчика:

Стоит указать, что люстрация не является наказанием, тем более уголовным, поэтому упоминание прокуратуры в связи с ней некорректно и вводит читателя в заблуждение.

Люстрация не отменяет уголовного преследования за коррупционные преступления и кроме того может являться его логическим продолжением.

Вместе с тем не исключается коррумпированность и ангажированность люстраторов, коими, согласно закону, в органах гос. власти и местного самоуправления являются руководители всех уровней для своих подчинённых.

Вопреки мнению автора статьи я считаю, что "куи там" на Украине невозможен ввиду коррумпированности не только чиновников, но и судей. Подсудимый чиновник просто поделится с судьёй награбленным и избежит обвинительного приговора.

Выход между тем есть - это делегирование судебной власти судьям-иностранцам, как описано в статье "Четыре жизненно важных реформы", на что нужна политическая воля для внесения необходимых поправок в законодательство.

Учитывая природу нынешней постмайданной власти, такой воли на Украине нет и быть не может.



0

    Комментировать через:
    Имя:
    Отправить
Прямой эфир
©2012-2015 Блогер pauluskp Все права защищены.
Использование материалов сайта разрешается только с указанием прямой активной ссылки на сайт.